Ядерная доктрина Франции и возможные направления ее пересмотра. Часть I.

По мнению западных аналитиков, начиная с 1970-х гг., большинство положений ядерной доктрины Франции до настоящего времени оставалось практически неизменным, а среди французских военно-политических стратегов сохранялось единство взглядов на ядерную доктрину страны даже в том ее виде, в каком она была выработана до окончания «холодной войны».

Основной тезис политики «сдерживания» французской ядерной доктрины выражался следующим образом: «слабый сдерживает сильного» («du faible au fort»), смысл которого состоял в том, чтобы иметь возможность в ответном ударе нанести достаточный ущерб любому потенциальному агрессору (при большинстве практических расчетов под ним подразумевался бывший Советский Союз) с тем, чтобы он осознавал, что удар по Франции не принесет ему ожидаемых выгод.

В начале 1990-х гг. война в Персидском заливе выдвинула на первый план необходимость сдерживать потенциальные ядерные угрозы со стороны стран третьего мира  «распространителей» ядерных вооружений. Это обстоятельство привело к активному обсуждению нового тезиса концепции «сдерживания»  «слабый сдерживает безумного» («du faible au fou»). За этой игрой слов скрывались серьезные дебаты, на ход которых непосредственное влияние оказывали проходившие в США поиски путей борьбы с распространением ядерных вооружений и угрозой использования атомного оружия странами третьего мира. Многие французские политические деятели, военные и эксперты из научных кругов выступали за переход к вышеупомянутой концепции сдерживания. Однако бывший тогда президентом Ф. Миттеран отказался принять их аргументы, и в опубликованной в 1994 г. «Белой книге по обороне» была подтверждена приверженность традиционным положениям ядерной доктрины.

Западные аналитики считают необходимым отметить, что в «Белой книге» в то же время было вписано положение о произошедших в международных отношениях коренных изменениях, и что впервые в истории Франция не стояла «перед лицом непосредственной военной угрозы вблизи своих границ».

Признавая, таким образом, необходимость переоценки стратегической ситуации, французские специалисты настаивали на следующих моментах в описании возможной военной угрозы:

– несмотря на то, что глобальная советская угроза исчезла, в европейском масштабе Россия будет оставаться сильной военной державой, которую Франция должна учитывать именно в таком качестве в своих стратегических оценках; более того, локальные или региональные кризисы, способные вылиться в войны с применением обычных вооружений, могут поставить континент перед необходимостью перехода к новому состоянию равновесия сил; в более широком смысле главная угроза для безопасности заключается ныне в региональных конфликтах, которые могут потребовать поиска новых путей достижения международной стабильности;
– уровень военной оснащенности ряда региональных держав возрастет не только в сфере обычных вооружений, но и в сфере оружия массового уничтожения, включая ядерное.

Исходя из оценок будущих угроз, французские специалисты сделали вывод о постепенном возрастании роли ядерного сдерживания в политике обеспечения безопасности страны. Как следует из текста положений «Белой книги», возможные изменения политики сдерживания дают основу для переосмысления стратегии Франции в период после «холодной войны», а независимость действий в любых обстоятельствах связывается прежде всего с наличием у страны ядерных вооружений: «Обладание независимыми ядерными вооружениями, признаваемое необходимым для отражения факторов стратегического риска, которые могут появиться в предстоящие годы, будет оставаться существенно важным для Франции средством обеспечивать себе поле свободы действий, необходимым для защиты ее интересов. Национальная независимость в рамках будущей европейской независимости, несомненно, будет неразрывно связана с обладанием подобными вооружениями».

И хотя в «Белой книге» признается, что значение обычных вооруженных сил в будущем существенно возрастет, роль ядерных вооружений определена в традиционных для военно-политического руководства Франции формулировках: французские ядерные силы должны быть способны как производить удар, наносящий «неприемлемый ущерб», так и наносить ограниченный удар по военным объектам, который служил бы последним предупреждением потенциальному агрессору. Более того, чтобы вызвать уверенность в своей боеспособности, эти силы должны быть смешанными и гибкими, а с технической точки зрения они должны не отставать в своем развитии от любого потенциального противника.

Как отмечают западные аналитики, из описания ядерной доктрины Франции ясно, что ядерные вооружения находятся в центре французской военной политики. Хотя ядерная доктрина и подвергалась изменениям с тем, чтобы отразить перемены в стратегической ситуации, она все же остается оборонительной по своей сути.

На протяжении последних десятилетий Франция неоднократно выступала с инициативами по объединению ядерных сил в Европе и выработке согласованной стратегии их использования. Типичным примером является предложение, выдвинутое в 1986 г. бывшим в то время президентом Миттераном, о готовности Франции официально прикрывать Германию французским «ядерным зонтиком», хотя это предложение и было решительно отвергнуто германским правительством.

После создания Европейского союза (European Union) страны - его члены начали изучать возможности более тесного сотрудничества друг с другом в сфере «общей внешней политики и политики в области безопасности» (Common Foreign and Security Policy - CFSP), был также поднят вопрос о возможности разработки «общеевропейской оборонной политики» (Common European Defense Policy - CEDP). Центральное место в дебатах по этому вопросу заняли французские и британские ядерные вооружения, в которых одни западные деятели видели ценный материальный элемент военного потенциала, а другие – источник неравенства в уровнях ответственности между ядерными и неядерными странами, препятствующий более тесному сотрудничеству.

В течение 1994 г. Ассамблея Западноевропейского союза (Assembly of the Western European Union, WEU) подготовила силами своего Комитета по обороне доклад «О роли и будущей судьбе ядерных вооружений». В докладе, в частности, отмечалось, что было бы «совершенно нелогично начинать выполнение общей внешней политики и политики в сфере безопасности без изучения роли французских и британских ядерных сил в определении общей оборонной политики Европейского союза».

В итоге все идеи относительно создания единых ядерных сил в Европе были признаны нереалистичными, так как при создании общеевропейских сил необходимо было бы найти такие формы сотрудничества, которые не нарушали бы Договор о нераспространении ядерного оружия. Изложенные в документах соображения по этому поводу привели к тому, что в январе 1995 г. Францией была предложена новая концепция так называемого «согласованного сдерживания» (Concerted Deterrence), которая строилась на возможности проведения общей европейской политики в случае, если США выведут свои ядерные силы из Европы.

Сторонники концепции исходили из того, что жизненные интересы Франции, Великобритании и других членов Европейского союза настолько переплетутся в будущем, что политика сдерживания, проводимая двумя упомянутыми ядерными державами, должна будет измениться таким образом, чтобы охватывать союзные европейские государства без каких-либо официальных заявлений или участия с их стороны (согласно другому предложению, возможно, будут делаться официальные заявления о том, что такое «расширенное» сдерживание охватит некоторых или всех европейских партнеров Франции и Великобритании и что желающие смогут участвовать в отдельных ядерных программах, при этом Франция и Великобритания сохранят право действовать самостоятельно).

Ключевые теги: НАТО