Ядерное оружие Франции

За десятилетие, прошедшее после окончания «холодной войны», во время которой, по оценкам западных специалистов, в Европе с обеих сторон было размещено более 10 000 ядерных боеприпасов, их количество значительно снизилось. Из состава вооруженных сил стран блока НАТО и государств, входивших в бывший Варшавский Договор, в течение 1990-х гг. были выведены все атомные фугасы и артиллерийские снаряды, сократилось число ядерных бомб и сняты с боевого дежурства практически все баллистические ракеты малой и средней дальности наземного базирования.

В определенной степени разоруженческие процессы коснулись и обеих ядерных западноевропейских держав Франции и Великобритании, которые не только заявили о понижении уровня боеготовности своих сил морского базирования путем изъятия данных о конкретных целях из полетного задания в системах наведения ракет, но и фактически в целом сократили общее число находящихся на боевом дежурстве атомных подводных лодок. При этом французские ядерные силы после ликвидации ракет наземного базирования перешли к так называемой диаде сил подводным лодкам с баллистическими ракетами на борту и бомбардировщикам, оснащенным ядерными ракетами. Затраты на поддержание боеспособности ядерного арсенала Франции поглощают 10 % ее военного бюджета, который составляет примерно 55 млрд дол. в год.

Если цель Франции в период «холодной войны» состояла в том, чтобы обеспечить свою независимость от НАТО и США благодаря обладанию собственным потенциалом сдерживания, то характерной чертой новой европейской политики в ядерной сфере является процесс постепенной гармонизации доктрин Франции и Великобритании. Начатый ими в 1992 г. диалог о ядерной политике дошел в своем развитии до момента, когда эти две страны стали считать, что между их доктринами нет принципиальных различий. Коллективные ядерные потребности НАТО определяются ныне исключительно политическими соображениями, а при решении вопросов о сокращении вооружений основное внимание правительств входящих в Североатлантический союз государств все больше уделяется таким аспектам, как достаточность и минимальное сдерживание.

Но хотя в настоящее время ядерные вооружения утратили то место в дебатах по вопросам обороны и безопасности среди правительств западноевропейских стран, которое они занимали в период «холодной войны», все же по-прежнему сохраняют свою актуальность для НАТО такие вопросы, как роль британских и французских ядерных вооружений, расширенное сдерживание, осуществляемое НАТО, реальная сила американских гарантий и основания для ядерного присутствия США на континенте, а также влияние средств противоракетной обороны на характер сдерживания в Европе.

Проводя в последние несколько лет широкомасштабную реорганизацию своих военных структур, страны НАТО приступили к пересмотру ядерной стратегии блока и роли ядерного оружия на континенте. Если в период «холодной войны» ядерные вооружения рассматривались лидерами натовских стран в качестве инструмента по претворению в жизнь стратегии «сдерживания» превосходящих, как считали западные специалисты, обычных вооружений бывшего Советского Союза, то в настоящее время, когда соотношение этих вооружений между Россией и НАТО кардинально изменилось, встал вопрос о поиске новой роли для ядерного оружия, прежде всего, в системе коллективного сдерживания, осуществляемого НАТО в целом, в обеспечении ядерной «защиты» вновь присоединившихся к блоку стран, а также в решении проблемы привязки США к Европе путем обеспечения так называемых «ядерных гарантий».

Особое влияние на изменение приоритетов ядерных стратегий западноевропейских государств оказал новый курс, взятый в последние годы Соединенными Штатами и направленный на создание сил и средств сдерживания так называемых «стран-изгоев», обладающих арсеналами оружия массового уничтожения. Именно этим влиянием западные аналитики пытаются объяснить и новые моменты во французской ядерной доктрине, публикации с изложением которых в средствах массовой информации появились в конце прошлого года. В новой трактовке ядерной доктрины ставится вопрос о возможности нанесения «первого удара» в случае, если Франция выявит явную угрозу стать объектом применения оружия массового уничтожения, хотя и признается, что ядерное оружие будет продолжать оставаться оружием «крайнего случая» против тех стран или террористических группировок, которые станут угрожать Франции применением химических и бактериологических вооружений.

Будущее как французских, так и британских ядерных вооружений, по мнению западных экспертов, во многом зависит от решения двух главных вопросов достаточно общего характера: перспектив сокращения ядерных вооружений России и США и укрепления европейской безопасности и интеграции. Многие западные аналитики считают, что, несмотря на окончание «холодной войны», ядерные вооружения останутся важным политическим инструментом в Европе и в следующем десятилетии. При этом, однако, перед руководством НАТО по-прежнему будут стоять сложные проблемы, которые необходимо решить, если будет поставлена задача сохранения единства мнений как среди западноевропейцев, так и между ними и США по вопросу о ядерном сдерживании.

Эта проблема стала особенно актуальной в последние годы, когда Соединенные Штаты активизировали свои усилия по созданию национальной системы противоракетной обороны, и в Западной Европе «почувствовали», что американские ядерные гарантии могут в ближайшем десятилетии заметно ослабеть, а следовательно, как считают правящие лидеры некоторых западноевропейских стран, в среднесрочной перспективе необходимо рассмотреть вопрос о создании единого «европейского» ядерного потенциала под единым оперативным командованием.

Ключевые теги: НАТО