Нормативно-правовые документы и обеспечение технической безопасности (часть II)

Японская Комиссия по ядерной технической безопасности подтвердила в апреле 2002 г., что использование смесевого оксидного (MOX) топлива является технически безопасным, и что она поддерживает планы его использования в реакторах, число которых к 2010 г. может достигнуть 18 единиц.

Высокопоставленные члены правительства также подтвердили, что использование данного топлива в Японии "должно иметь место", и что правительство приступит к выполнению образовательных и информационных программ, направленных на расширение числа граждан, считающих приемлемым применение подобного топлива. Однако местный референдум, проведенный в 2006 г., вызвал задержку выполнения планов внедрения смесевого оксидного топлива.
В 2002 г. разразился скандал по поводу документации, касающейся инспекций оборудования на реакторах электрогенерирующей компании ТЕРСО, а затем этот скандал перекинулся и на другие АЭС.

Несмотря на то, что проблемы не имели прямого отношения к обеспечению технической безопасности, репутация отрасли была запятнана. За проведение инспекции кожухов (экранов) и насосов, расположенных вокруг активной зоны реактора, несет ответственность компания, владеющая реактором, но в данном случае она передоверила это внешней организации, заключив с ней контракт. В мае 2002 г. возникли вопросы о возможной фальсификации данных и о том, насколько существенную роль могли бы сыграть трещины в реакторных экранах (используемых для направления потоков воды в реакторах с кипящей водой), а также о том, было ли сообщено об этих изъянах высшим руководителям компании. К маю 2003 г. компания ТЕРСО отключила все свои 17 реакторов для проведения инспекций, а к концу 2003 г. только семь из них возобновили работу.

Затраты на подачу заменяющей энергии в среднем более чем на 50% превышали стоимость выработки электричества за счет атомной энергии, которая составляла 5,9 иен/кВт•ч (5,5 цента США). В настоящее время в работу включены уже все реакторы компании ТЕРСО, но весь инцидент стоил ей около 200 млрд иен (1,9 млрд долл.).

В марте 2007 г. в рамках учения, проводившегося по заказу Агентства NISA, владельцы реакторов тщательно просматривали и упорядочивали свои регистрационные записи с целью выявления сведений об имевших в прошлом место происшествиях, о которых не сообщалось в свое время – главным образом потому, что эти сообщения и не требовались. Однако было выявлено несколько происшествий, о которых следовало сообщить, в том числе кратковременное (на 15 минут) достижение состояния критичности во время перезагрузки топлива в принадлежащий компании Hokuriku реактор с кипящей водой Shika-1 электрической мощностью 540 МВт в 1999 г. Причиной происшествия стала целая серия конструктивных недостатков реактора и ошибок персонала, однако ясно, что из этого происшествия следовало бы извлечь больше уроков, которые пошли бы на пользу другим операторам реакторов с кипящей водой, таким как Chubu и Tohoku, у которых также случались аномалии с управляющими стержнями в течение последних 20 лет.

Представители компании ТЕРСО заявили, что принадлежащий компании реактор с кипящей водой Fukushima I-3, возможно, также достигал состояния критичности на протяжении семи часов во время отключения реактора в 1978 г. для перезаправки топливом и проведения техобслуживания. Тогда управляющие стержни сместились со своего заданного положения. Агентство NISA дало указание выключить реактор Shika-1 для проведения подробных проверок.

Вследствие большой частоты и силы землетрясений в Японии особое внимание уделяется сейсмическим вопросам при выборе места, проектировании и строительстве ядерных энергоустановок. В мае 2007 г. были обнародованы пересмотренные критерии определения сейсмостойкости, которые повысили необходимые коэффициенты запаса прочности конструкций примерно в 1,5 раза и потребовали от энергогенерирующих компаний выполнить определенные работы по укреплению своих более старых энергоустановок. См. также документ "Атомные электростанции и землетрясения" (Nuclear Power Plants & Earthquakes).

В июле 2007 г. в местности Chuetsu-Oki в префектуре Ниигата произошло землетрясение на геологическом разломе, находящемся в непосредственной близости от АЭС Kashiwazaki-Kariwa, при этом ускорения в грунте превосходили уровень, предусмотренный проектировщиками станции. Действующие реакторы были отключены с соблюдением мер технической безопасности, и основным элементам станции не было нанесено повреждений. После этого правительство (в лице министерства METI) организовало состоящий из 20 человек Комитет по расследованию и принятию мер нейтрализации последствий землетрясения Chuetsu (Chuetsu Investigation and Countermeasures Committee), перед которым поставлена задача исследовать конкретное воздействие данного землетрясения на упомянутую электростанцию, а по результатам исследования выявить те вопросы и проблемы, которые правительство и энергогенерирующие компании должны решить с тем, чтобы гарантировать техническую безопасность атомных электростанций.

Комитет признал, что правительство несет ответственность за то, что дало разрешение на строительство первых энергоблоков данной АЭС в 1970-х гг. в непосредственной близости от места, по которому, как считается теперь, проходит линия геологического разлома. Кроме того, комитет согласился на то, что при рассмотрении сложившейся ситуации к специалистам Комиссии по ядерной безопасности Японии (Japan Nuclear Safety Commission) присоединятся представители Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Прежде чем семь реакторов возобновят работу, с их герметичных корпусов снимаются крышки с тем, чтобы появилась возможность произвести тщательную инспекцию внутренних элементов

Ключевые теги: NISA MITI INPO ТЕРСО METI МАГАТЭ