О ходе выполнения «Президентских ядерных инициатив» по тактическим ядерным вооружениям

Незадолго до окончания «холодной войны» руководители США и ССР/России взяли на себя взаимные односторонние обязательства существенно ограничить и сократить свои ядерные вооружения, в том числе тактические вооружения, или «оружие поля боя», такое как ядерные артиллерийские заряды.

Первым с указанными обязательствами, известными в совокупности как «Президентские инициативы в ядерной сфере» (Presidential Nuclear Initiatives – PNIs) выступил в сентябре 1991 г. президент США Дж. Буш-старший. Он выдвинул эти инициативы, признавая факт распада Варшавского Договора и опасаясь неспособности кремля сохранить контроль над своим обширным ядерным арсеналом в условиях, когда крупные политические изменения проходили на всей территории советского союза.

Беря на себя обязательство прекратить развертывание за пределами США целых категорий американских тактических ядерных вооружений, Буш надеялся, что руководители в Москве последуют его примеру, и они сделали это, по крайней мере, частично. Все советские ядерные вооружения, как сообщалось, были успешно сосредоточены на территории России. В то же время США продолжают утверждать, что Россия до сих пор не выполнила всех своих обязательств по уничтожению вооружений и сопутствующих объектов, вытекающие из инициатив PNL.

В свою очередь, Россия выступает против продолжающегося размещения сотен американских тактических ядерных гравитационных бомб в Европе, о которых ничего не говорится в инициативах PNL. Несмотря на сохраняющуюся озабоченность по поводу тактических ядерных вооружений друг друга, обе стороны не вели переговоров о дальнейших сокращениях или о мерах обеспечения транспарентности этих вооружений с начала 1990-х гг.