Основные направления ядерного сотрудничества между Великобританией и Францией. Часть II.

В первое время дискуссии в Объединенной ядерной комиссии в основном были посвящены сравнению французского и британского подходов к сдерживанию, ядерным доктринам и концепциям, проблемам противоракетной обороны, вопросам контроля над вооружениями и нераспространения.

В частности, в 1993 г. было проведено углубленное сравнение доктрин сдерживания, принятых в этих двух странах, которое, по словам одного из французских участников этой работы, показало, что не имелось никаких непреодолимых различий между подходами обеих стран к этой проблеме. И действительно, в конце 1993 г. британские представители могли открыто заявить, что “нет различий между Францией и Великобританией по фундаментальным ядерным вопросам”.

Такой уровень политического взаимодействия построен на основе растущего практического сотрудничества между двумя странами в сфере разработки конкретных видов вооружений. Так, например, компания Thomson Marconi Sonar (TMS), принадлежащая французской компании Thomson-CSF и британской компании GEC Marconi, осуществляет, в частности, поставки сонарных (гидролокационных) систем для подводных лодок класса “Вэнгард”, составляющих флот британской системы “Трайдент”.

В 1994 г. Объединенная ядерная комиссия изучала европейский вклад в потенциал сдерживания, и несмотря на решение Великобритании отказаться от участия в франко-британской программе создания крылатых ракет воздушного базирования ASLP с большой дальностью полета, в открытой печати появились сообщения из источников, близких к комиссии, которые утверждали, что между двумя странами было достигнуто соглашение о “полезности” в дальнейшем совместной разработки ракеты воздушного базирования для обеспечения сдерживания.

На англо-французской встрече в верхах в Шартре в 1994 г. министры обороны провели переговоры по ядерным вопросам. На этой же встрече обе страны использовали также возможность скоординировать свой подход к вопросу о продлении срока действия Договора о нераспространении ядерного оружия. В ходе состоявшейся после встречи пресс-конференции руководители стран высказали общую позицию, согласно которой “ядерное сдерживание является основой европейской безопасности; европейская политика обеспечения безопасности без ядерного сдерживания была бы слабой политикой”.

Начиная с 1995 г., обсуждение вопроса о том, каким образом сдерживание может противостоять новым вызовам в сфере безопасности, стало основным пунктом повестки дня Объединенной ядерной комиссии. Особое внимание на заседаниях уделялось вопросу о том, как Европа должна реагировать на ощущаемую ею растущую угрозу со стороны “новых” стран, разрабатывающих оружие массового уничтожения. У западных аналитиков, не входящих в комиссию, создалось противоречивое мнение о том, проводились ли переговоры, затрагивающие возможность совместного либо скоординированного боевого патрулирования подлодок-ракетоносцев.

По сообщениям западных средств массовой информации, этот вопрос обсуждался еще в период 1992-1993 гг., однако затем об этой теме в течение нескольких лет ничего не было слышно. В 1995 г. официальные представители Великобритании открыто заявили, что подобное сотрудничество ни в какой форме невозможно до тех пор, пока Франция будет оставаться вне объединенной военной структуры НАТО, поскольку британская система “Трайдент” предназначена в основном решать задачи НАТО. В то время западные аналитики считали вероятным, что Франция вскоре присоединится к этой структуре, но на мадридском саммите НАТО в июле 1997 г. возможность такого шага с ее стороны была исключена.

Тем не менее, в январе 1998 г. в западных источниках информации цитировалось высказывание министра обороны Франции А. Ришара, согласно которому между двумя странами некоторое время велось обсуждение вопросов, касающихся совместного патрулирования подводных лодок. Таким образом, сохраняется неясность относительно состояния, в котором пребывает предложение о совместном патрулировании.